«Эксперт» №44 (538)

Золото Пармы против золота «Книги»

Золото Пармы против золота «Книги»


Самая крупная и претенциозная литературная премия года досталась Дмитрию Быкову; ходивший в фаворитах пермяк Алексей Иванов в число лауреатов не попал. «Эксперт» побеседовал с обоими.

«Так, сумочку откройте. Покажите фотокамеру. Контрольный снимок сделайте, пожалуйста. И не надо смеяться тут. Аккредитации можете лишиться». Манера общения для отечественного секьюрити нормальная, а вот строгость контроля — не вполне: это ж не саммит «большой восьмерки», а вручение первой литературной премии «Большая книга» — 22-го вечером в ЦДЛ. Впрочем, затея амбициозная, даром что подводит итоги первого своего сезона: призовой фонд — пять с половиной миллионов, хоть и рублей (первая премия — три, вторая — полторы, третья — миллион); среди спонсоров-учредителей — конторы вроде Альфа-банка и «Газпром-медиа»; в Совете экспертов, отбиравшем шорт-лист, и в многофигурной (97 человек) Литературной академии, определявшей победителей, — сливки и пенки, на сцену выходят объявлять-вручать призы не только Радзинский и Гранин, но и люди вроде Гафина, Авена, Мамута, Сеславинского или Степашина. Степашин как раз и вручает первую регалию — почетный спецприз жюри Науму Коржавину за литературные мемуары «В соблазнах кровавой эпохи». Шутит: «Могли ли вы представить в подвалах Лубянки, что вас будет награждать генерал-полковник ФСБ?..»

Авторизуйтесь чтобы получить доступ ко всем сервисам на портале Expert.ru. Подробнее о кодах доступа к закрытому контенту...

Читайте также
Книги на февраль 12/02 Книги на февраль
Дмитрий Глуховский относится к тем редким писателям, которым удалось собственными силами добиться внимания массовой читательской аудитории. Оказавшись незваным гостем в кругу топовых авторов, он не изменил однажды избранной им стратегии, которая предусматривает в том числе расширение его персональной сферы интеллектуального влияния на весь мир 18/01 Дмитрий Глуховский относится к тем редким писателям, которым удалось собственными силами добиться внимания массовой читательской аудитории. Оказавшись незваным гостем в кругу топовых авторов, он не изменил однажды избранной им стратегии, которая предусматривает в том числе расширение его персональной сферы интеллектуального влияния на весь мир
18/01 Два романа: «Обитель» Захара Прилепина и «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной — должны перевернуть наше представление об истории тридцатых годов. Прощение возможно и даже уже случилось. Нас простили «равнодушные к собственной судьбе».