«Эксперт Урал» №6 (269)

Чушь собачья

Чушь собачья


Борьба с пиратским софтом не должна ограничиваться только преследованием производителей и распространителей контрафактной продукции. Не менее важна систематическая работа государства с компаниями-разработчиками, направленная на демонополизацию рынка лицензионных программ

Cудебный процесс над директором школы села Сепыч Александром Поносовым, ведущийся в Пермском крае, получил резонанс на всю страну. Местная прокуратура обвинила учителя в пиратстве: в школьном компьютерном классе обнаружили установленные нелицензионные копии программ Microsoft. Мнение о процессе высказал даже президент Путин: «Как и в случае с наркоманией, нужно бороться не с теми, кто употребляет наркотики, а с теми, кто их распространяет и производит… Вот так хватать человека за то, что он купил компьютер, и угрожать ему тюрьмой, — это чушь собачья».

Интересно, что компания Microsoft отказалась от претензий к школьному директору, хотя закон на ее стороне. Вероятно, она боится понести моральный ущерб, втянувшись в судебный процесс над школьным учителем, который СМИ уже успели окрестить «Поносов против Гейтса». Но только ли в возможном моральном ущербе дело? Этот процесс может и должен стать поворотным пунктом в политике российского государства в отношении ситуации на рынке компьютерных программ. Не опасаются ли Microsoft и некоторые другие компанииразработчики лицензионного софта того, что государство вмешается в механизм ценообразования на их продукцию?

Умудри тебя Господь

Известный факт: Россия стремится в ВТО, для этого ей необходимо демонстрировать успехи в борьбе с производителями, распространителями и потребителями контрафактной продукции, в том числе компьютерных программ. Об этом свидетельствует как статистика (см. график), так и участившиеся официальные сообщения. Вот последняя информация управления Генпрокуратуры РФ в УрФО на тему борьбы с пиратами. Возбуждено дело в отношении жителя Кургана: в течение 2006 года он незаконно распространял нелицензионные копии компьютерных операционных систем, причиненный ущерб — 234 тыс. рублей. К году лишения свободы осужден житель Челябинска, изобличенный прокуратурой в организации незаконной торговли через специализированный отдел одного из городских торговых центров подпольно произведенными дисками со «взломанным» программным обеспечением.

Как рассказывает руководитель подразделения по борьбе с компьютерными преступлениями при ГУВД по Тюменской области Александр Федосов, правительство РФ с недавних пор приравняло преступления в сфере компьютерных технологий к тяжким:

— В связи с этим борьба с такими нарушениями встала для милиции во главу угла. В итоге увеличилось количество возбужденных дел и раскрываемых преступлений. В плановом порядке проверяются как коммерческие предприятия, так и госструктуры. После поступления к нам информации о том, что на предприятии используется нелицензионная продукция, мы под роспись предупреждаем руководителя о том, что ее использование уголовно наказуемо, и обязуем предприятие использовать лицензионные продукты. Если предписание не выполняется — организуем проверку на месте, по результатам которой привлекаем к ответственности.

Источник в ГУВД по Свердловской области, сохранивший анонимность, убежден:

— Чтобы искоренить компьютерное пиратство, нужно в первую очередь ужесточить наказание за нарушение закона. Рейды с целью выявления нелегального использования компьютерных программ на предприятиях, в отношении которых поступают сигналы, проходят в среднем десять раз в месяц. Проверяются как коммерческие компании, так и госорганы, бюджетные и некоммерческие организации. Нарушения закона встречаются во всех сферах и структурах.

Начальник отдела «К» ГУВД по Свердловской области Олег Грехов отмечает:

— В последнее время органы внутренних дел изменили методы и способы работы, подключилась прокуратура, стали спрашивать не только с установщиков, но и с пользователей нелицензионного софта. В итоге контрафакт почти перестали ставить: сказались увеличение проверок с возможным привлечением к ответственности и массовая пропаганда.

Воздействовать на грешные пиратские души пытается даже церковь. Недавно на официальном сайте СвятоУспенского Псково-Печерского монастыря появился ответ на вопрос одного из интернетпользователей, грешно ли использовать взломанные версии платных компьютерных программ: «Дорогой Максим! Если использовать “взломанные” версии платных программ не разрешается законом, то, конечно, такое использование греховно.

А значит, надо или отказаться от этого, или в случае вынужденного использования обязательно каяться на исповеди. Умудри тебя Господь».

Наступление на пиратов сегодня в России ведется по всем фронтам. Как следствие, растет доля лицензионного софта, используемого как  гражданами, так и юрлицами (см. «Приравнять к ТЭК»). Именно поэтому, на наш взгляд, настало время обратить внимание не только на ситуацию с контрафактной продукцией, но и на рынок программного обеспечения в целом и ценообразование на лицензионные программы в частности.

Подпольные монополисты

Проблема в том, что для некоторых лицензионных программ пиратская продукция была единственным конкурентом, весьма эффективно сбивающим цену. Без контрафактного аналога софт становится монопольным продуктом со всеми вытекающими последствиями. «На российском рынке операционных систем и офисных продуктов Microsoft, конечно, монополист и может диктовать цены, — уверен руководитель представительства Softline (крупнейшего поставщика программного обеспечения в России и странах СНГ) в УрФО Алексей Бутаков. — Но, на мой взгляд, в корпоративном сегменте Microsoft этим правом для завышения цен не злоупотребляет, а на рынке частных пользователей инициатива в плане ценового регулирования должна исходить в первую очередь от государства, чего сейчас не происходит. В Европе монополия Microsoft не столь сильна благодаря активной борьбе Евросоюза в этой сфере».

Руководитель проектов компании «Лекс — информационные технологии» (разработка программного обеспечения, Екатеринбург) Юрий Чужов считает, что стоимость некоторых программных продуктов Microsoft определенно завышена: «Microsoft свободно диктует цены на продукты. А самое большое негодование вызывает то, что с недавнего времени эта компания заставляет пользователей менять Windows при смене оборудования: покупаете видеокарту или материнскую плату — заново покупайте программное обеспечение. А если в компании много компьютеров, постоянно что-то ломается?».

Монополия или олигополия — обычное дело во многих секторах рынка ПО. Так, большинство российских юрлиц вынуждено пользоваться бухгалтерскими программами московской компании «1С» в силу того, что налоговые органы принимают отчетность только в «1С». (При этом по какой-то хитрой причине программа «1С» совместима лишь с Microsoft: может правоохранителям этим тоже стоит заняться?) Фактически монопольное положение в своем сегменте рынка занимает программа AutoCAD европейской компании Autodesk, ставшая промышленным стандартом. Свыше 50% российского рынка программ, рассчитывающих экономику авиапредприятий, занимают программы «СОФИ» разработки ИАВТ и «Asia» компании «Эскорт». Список можно продолжать.

«С учетом того, что это лицензионное программное обеспечение неплохо продается, цену можно назвать адекватной. Другое дело, что ее снижение могло бы снизить уровень пиратства, однако, судя по всему, компании предпочитают продавать меньше продукта по большей цене, увеличивая рентабельность», — отметил аналитик ИК «Финам» Игорь Веретенников.

Не раскроем тайны, если сообщим, что на подавляющем большинстве уральских предприятий и организаций (как и в России в целом) используется пиратское программное обеспечение (именно поэтому комментарии многих компаний анонимны). С переходом на лицензионный софт расходы возрастают на порядок. Например, в типичной офисной компании (СМИ, агентство недвижимости, юридическое бюро и пр.) используется не меньше десяти компьютерных программ. Их законное приобретение будет стоить порядка 150 тыс. рублей, а сопровождение — от 15 до 50 тыс. рублей в месяц. На крупном промышленном предприятии эти цифры возрастают на порядок.

Кроме того, стоимость лицензионного ПО неуклонно поднимается. Заместитель генерального директора по информационным технологиям и системам управления ОАО «Мотовилихинские заводы» (Пермь) Сергей Евстратов рассказывает:

— Предприятиям важно разумно относиться к построению информационных систем. Для систем управления базами данных важен максимально надежный и распространенный продукт. Для решения конкретных управленческих задач разумно выбирать продукты, соответствующие масштабу и качеству бизнеса. Оценивая предлагаемые продукты на рынке софта для автоматизации бизнеспроцессов, я вынужден констатировать: компанииразработчики все время пытаются втянуть предприятия в «гонку обновления». При этом стоимость ПО неоправданно завышена. Думаю, что для российских пользователей, учитывая соотношение цен, покупательной способности и возможностей нашего бизнеса, можно устанавливать куда меньшие цены, а акцент делать на послепродажной поддержке и сервисном обслуживании пользователей. Это, кстати, послужит большим стимулом к переходу на легальное ПО, чем проверки и репрессии.

На наш взгляд, государственные структуры, продолжая борьбу с пиратами, должны начать системную работу с компаниямиразработчиками компьютерных программ по регулированию цен: высокая стоимость лицензионного софта очень скоро может стать сдерживающим фактором экономического развития в России. «Сейчас мы тратим на информационные технологии примерно 0,3% от оборота, — говорит начальник отдела автоматизации ООО “Компания “Норма” и розничной сети “ВиватНорман” (Пермь) Виталий Быстрых. — Используя лицензионные программные продукты, постоянно задумываешься о целесообразности затрат, поэтому сдерживающий фактор существует».

Жить на зарплату

Говоря о государственном вмешательстве, мы в первую очередь подразумеваем работу Федеральной антимонопольной службы. Опрошенные нами представители региональных управлений ФАС честно признались, что владеют самой приблизительной информацией о ситуации с ценообразованием на компьютерные программы. Так, специалист УФАС по Челябинской области на условиях анонимности сообщил:

— Наше управление никогда не исследовало этот рынок, и сказать, занимают ли некоторые компании на нем монопольное положение, сложно. Неравная конкуренция может возникнуть только в том случае, если есть субъекты, которые могут конкурировать. А компьютерный рынок сегодня слабо конкурентен, некоторые продукты вообще не имеют аналогов.

Практически все мировые разработчики программ могут дифференцировать свои расценки по географическому признаку: к примеру, привязать стоимость ПО к средней зарплате по стране

— Говорить о том, занимают ли некоторые производители компьютерных программ монопольное положение, невозможно: этот рынок нами до сих пор не исследовался, — отметила заместитель начальника отдела контроля за соблюдением законодательства Тюменского УФАС России Ирина Поткина. — Чтобы провести исследование и определить долю и положение на рынке той или иной компании, необходима либо инициатива органов центрального или местного аппарата ФАС, либо обращение потребителей. Пока таких обращений не было.

Между тем, по мнению многих независимых экспертов, стоимость создания софта отбивается достаточно быстро, после чего начинается банальное получение ренты. Поэтому практически все мировые разработчики программ могут дифференцировать свои расценки по географическому признаку: к примеру, привязать стоимость ПО к средней зарплате по стране. Если в России средняя зарплата в десять раз ниже, чем в США, то и цена софта должна быть соответствующей.

Начальник Управления информатизации и коммуникации правительства Свердловской области Сергей Толстых предлагает решить вопрос с обеспечением дешевыми лицензионными программами хотя бы бюджетных организаций, государственных и муниципальных структур: «Всем было бы лучше, если бы на федеральном уровне заключались особые договоры с собственником на крупную поставку: большой заказ обеспечит большую скидку».

Вариантов государственного воздействия на ценообразование на компьютерные программы немало, вплоть до создания альтернативного национального ПО (см. «Укрощение Microsoft: китайский вариант»). Главное, чтобы государство не ограничивало воздействие на рынок только антипиратской кампанией, больше похожей на кампанейщину. Требуется системная работа с производителями лицензионного софта.

Читайте также
По данным правоохранительных органов, как минимум 60% российской контрафактной продукции производится в регионах ЮФО и СКФО. Кризисные симптомы в экономике только обостряют масштаб проблемы, а методы контрафактщиков становятся всё более изощрёнными. Для реализации их продукции всё чаще используются интернет-технологии, а легальным производителям подделки наносят не только репутационный ущерб 21/04 По данным правоохранительных органов, как минимум 60% российской контрафактной продукции производится в регионах ЮФО и СКФО. Кризисные симптомы в экономике только обостряют масштаб проблемы, а методы контрафактщиков становятся всё более изощрёнными. Для реализации их продукции всё чаще используются интернет-технологии, а легальным производителям подделки наносят не только репутационный ущерб
Как устроен рынок контрафактной продукции в Интернете 27/01 Как устроен рынок контрафактной продукции в Интернете
Контрафактных пищевых продуктов гораздо больше, чем считалось ранее 01/07 Контрафактных пищевых продуктов гораздо больше, чем считалось ранее